Per aspera ad astra

Через тернии к звездам

Голосовые поздравления

календарь праздниковКалендарь праздников

 

Загрузка...

 

Тайная вечеря

Милан. Церковь Санта Мария делле Грацие

тайная вечеря

 В один из зимних дней 1497 года в Милане первые зрители заполнили небольшую трапезную доминиканского монастыря Santa Maria della Grazie. Мастер Леонардо объявил о завершении трехгодичной работы над фреской «Тайная Вечеря». То, что предстало перед ними, не было похоже ни на одну роспись. Картины будто не было. Трапезная бесконечно увеличилась. На глухой стене появились окна, за которыми виднелся горный пейзаж. Перед ними на небольшом возвышении стоял стол, такой же, как столы монахов, с такой же скатертью с таким же незамысловатым узором, простенькая посуда… Одно из самых драматичных событий Священного Писания происходило прямо здесь, в стенах обители.

«Такого совершенства не достигал прежде никто! Апостолы - будто живые» -восклицали пришедшие. Но раздались и другие голоса: «Духа святого нет в картине. Сердце художника мертво». «Фреска еще не дописана, - утверждали третьи, - лик Христа не завершен».

Надо сказать, что Леонардо никогда не уединялся во время работы. Люди могли свободно заходить в мастерскую, делать замечания, давать советы. И он учтиво общался с ними - вдруг, что дельное подскажут. Но в этот день мнение зрителей было для него особенно важно, ведь они впервые пришли, чтобы оценить законченное произведение. «Тайная вечеря» - это первая работа, которую ему удалось довести до конца.

И когда настал час, Он возлег, и двенадцать Апостолов с Ним, и сказал им: очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания, ибо сказываю вам, что уже не буду есть ее, пока она не совершится в Царствии Божием. Евангелие от Луки.

На западе эта фреска Леонардо называется "Последний ужин". Все происходящее на ней случается после слов Христа: "Один из вас предаст Меня". Какой это был миг! Современников поразило, насколько полно Леонардо выразил, личность каждого апостола. Пылкий Петр, немедленно схватившийся за нож, просит Иоанна - любимого ученика Христа - спросить у Иисуса имя предателя. Иаков Младший тянется к нему, чтобы тот не натворил бед. Далее седовласый, более спокойный брат Петра - Андрей. На краю стола Варфоломей - простой человек, он вслушивается в слова Христа, еще не до конца уясняя их смысл. На противоположном краю молодой Матфей повторяет, то, что сказал Иисус, Фаддею и Симону. А этот взъерошенный человек - Фома - наверное, самый близкий по духу для Леонардо апостол. Который ничего не принимал на веру, не убедившись сам. Он вечно размышляющий, поднял палец. Тот самый, который совсем скоро он вложит в раны воскресшего Христа.

Леонардо да Винчи был незаконнорожденным сыном. Воспитывался в доме отца, богатого флорентийского нотариуса. Мать, простая женщина, выйдя замуж, жила неподалеку. В записках он называет ее по имени: Катерина, нигде не говоря, что она его мать. Она же обращалась к нему так: ваша честь. Благодаря отцу, Леонардо получил блестящее образование.

Поколение флорентинцев, к которому принадлежал да Винчи, воспринимало весь мир, как удивительный объект познания. Когда Леонардо заканчивал Тайную вечерю, его школьный товарищ Америго Веспуччи отправился изучать Новый Свет. Дух открытия был у этих людей в крови. Их религией была наука. Они верили, что только познание природы приближает человека к Творцу. Им казалось, что человеческой жизни вполне хватит на то, чтобы познать мир. Надо только исключить из нее все, что мешает работе. Леонардо не участвовал в политических распрях, интригах, войнах. У него не было семьи. Он и в живописи был исследователем. Каждое его произведение скрывает какую-нибудь из его научных гипотез или даже открытий. Известно, как быстро он охладевал к своим работам, когда выражал идею. Дальше водить кистью ему было скучно. Леонардо всегда интересовался вопросами движения. Намного опережая науку своего времени, он отрицал возможность создания вечного двигателя. «Каждое движение должно иметь начало», - говорил он.

Фома сказал Ему: Господи! не знаем, куда идешь; и как можем знать путь? Иисус сказал ему: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня. Если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего. Евангелие от Иоанна.

Во время II Мировой войны, когда английская авиация бомбардировала Милан, крыша и три стены знаменитого здания оказались полностью снесёнными. Осталась стоять только та, на которой сделал свою роспись Леонардо... Это было настоящее чудо! Кто знает, может быть, только благодаря ему, мы можем сегодня по-настоящему оценить всю гениальность фрески.

За пять столетий «Танйая Вечеря», по крайней мере восемь раз подвергалась серьезной реставрации. В связи с этими попытками на нее были нанесены многочисленные новые слои красок, значительно исказившие оригинал. От первоначального цвета была утрачена половина. Поэтому девятая реконструкция при всей современной технической мощи длилась 21 год. Постепенно были сняты вековая затвердевшая пыль, плесень, другие инородные материалы. И, наконец, 26 мая 1999 года произведение Леонардо да Винчи было вновь открыто для всеобщего обозрения. И все увидели, каким путем предлагает нам идти Христос. Все вспомнили слова Спасителя, которые Он произнес в Сионской Горнице.

Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою. Евангелие от Иоанна.

В монастырь доминиканцев Леонардо направил сам миланский герцог Лодовико Сфорци, при дворе которого да Винчи провел 18 лет. В свое время, чтобы получить у синора Сфорци постоянную работу, тридцатилетний Леонардо, пишет ему письмо, где дает себе рекомендацию. Теперь такие письма называются «резюме». Это было самое удивительное резюме из всех написанных человеком.

Во-первых, Леонардо рекомендует себя как изобретателя. Пишет, что «достаточно изучил изделия тех, кого считают мастерами и изобретателями средств войны». Конечно, он не желает никого задевать, но ведь «те изобретения ничем не отличаются от применяемых обычно».
А вот, что готов предложить он: наплавные мосты; сокрушительные бомбарды; бомбарды легкие для транспортировки, стреляющие разрывными ядрами; способы глубоких и быстрых подкопов, в том числе и под речным дном; повозки защищенные от неприятельского огня и снабженные артиллерией (прообраз современных танков) и «другие средства удивительной эффективности». Так же упомянул Леонардо о способности в мирное время не уступить никому в архитектуре, скульптуре, живописи и добавил напоследок, что можно будет сделать бронзовую конную статую, которая обессмертит славу семейства Сфорци.

Неслыханная самоуверенность неизвестного флорентийца у герцога вызвала определенное любопытство. Он пригласил этого молодого наглеца, надеясь, что тот покажет хоть некоторые из перечисленных диковин. Но у Леонардо, конечно, ничего этого не было. Несколько чертежных набросков, словесные описания проектов - и все. Зато он привез изобретенную им многострунную лиру. Выиграл устроенный герцогом музыкальный конкурс. И был зачислен на довольно низкую должность придворного музыканта.

Герцог Сфорци, по прозвищу Моро - мавр, быстро понял: какое сокровище попало к нему в руки. Но не военные проекты Леонардо привлекали его... Да Винчи стал инженером и устроителем празднеств, его пиротехнические спектакли поражали, он писал портреты жены и любовниц герцога, каждый из которых мог увековечить память его мецената. Но и этого было мало. Леонардо принялся-таки ваять исполинских размеров конную статую. Правда, пока из глины, потому что бронзы на этого колосса в Милане не нашли.

Рассказывают, что, работая над Конем, маэстро мог внезапно пойти в монастырь, чтобы сделать несколько мазков Тайной вечери. А там мог отвлечься ради чертежей крыла или агрегата по производству колбасы. Его раздвоенность, даже размноженность пугала простых людей, они даже были убеждены в связи художника с нечистой силой.

Но постепенно, он все больше и больше "заболевал" "Тайной Вечерей". Все чаще и чаще думал над тем, как достичь той любви, о которой говорит Христос. И вспоминал о том, как Спаситель перед началом пасхальной трапезы умыл ноги своим ученикам...

Был же и спор между ними, кто из них должен почитаться большим. Он же сказал им: цари господствуют над народами, и владеющие ими благодетелями называются, а вы не так: но кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий - как служащий. Ибо кто больше: возлежащий, или служащий? не возлежащий ли? А Я посреди вас, как служащий. Евангелие от Луки.

Восточная трапеза, как в древности, так нередко и в наши дни, предполагала возлежание гостей вокруг невысокого стола. Стол часто бывал круглым, подчеркивающим равенство собравшихся. Во времена римского правления поза лежа вообще была признаком свободного человека и весьма соответствовала празднованию еврейской Пасхи - праздника освобождения из египетского плена. Но передать обстановку Сионской Горницы с исторической точностью Леонардо не мог. Слишком мала стена трапезной. Да и не хорошо, если часть апостолов будет развернута спиной. Тогда художник решился на небольшую хитрость. Он удлинил стол и сделал его прямоугольным. Так ему удалось добиться необходимого масштаба и выразить один из главных замыслов картины - современность евангельского рассказа.

Гораздо тяжелее ему досталось решение другой задачи. Он долго не мог написать лица Иуды. Порой казалось, что он, как обычно, забросил работу, и никогда уже к ней не вернется. Настоятель монастыря забеспокоился и пожаловался герцогу. Герцог вызвал Леонардо. И строго потребовал объяснения. Маэстро ответил, что если он не появляется в трапезной, то это вовсе не значит, что он не работает. Но если уж настоятель монастыря так торопится, то он готов взять его моделью для Иуды. Этот вариант по понятным причинам был отвергнут, и поиски продолжились. Больше года Леонардо ходил по кварталам, где жили преступники. Безрезультатно. В итоге, он не стал наделять Иуду демонической внешностью. Самое проклинаемое существо в человеческой истории на картине Леонардо - простой, чуть грубоватый, скорее всего, алчный человек, каким может оказаться любой…

Они весьма опечалились, и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи? Он же сказал в ответ: опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня; впрочем Сын Человеческий идет, как писано о Нем, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться. При сем и Иуда, предающий Его, сказал: не я ли, Равви? Иисус говорит ему: ты сказал. Евангелие от Матфея.

Иуда понял, что Христос знает о его предательстве. Понял, вместе со всеми причастился... и пошел завершать свое дело. Это был свободный выбор. Но, как могло это произойти с человеком, которого Иисус избрал своим учеником? Каким каменным должно было быть его сердце? На этот вопрос не мог ответить Леонардо, и потому так долго не заканчивал Иуду. Тогда он стал вспоминать, какие качества мы больше всего ненавидим в людях. На первое место вышла гордость... С гордыми мы больше всего не любим иметь дело... Гордость не дает нам возможность любить других...

Вскоре Милан будет взят французскими войсками. Могущественный тиран, герцог Моро закончит жизнь в темнице одного из французских замков. Увидев Тайную вечерю, французский король, велит выломать стену и отвести ее в Париж. И только боясь не довезти, отменит приказ. Глинянный конь, на отливку которого он так и не соберет металла, будет расстрелян галльскими арбалетчиками. Старой жизни Леонардо да Винчи пришел конец. Но ему вовсе не было ее жаль...

Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедаю вам. Я уже не называю вас рабами; ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего. Евангелие от Иоанна.

Много лет спустя в Риме Леонардо поймал ящерицу, разрисовал ее, сделал из воска рожки, и прицепил к ней крылья. Подобно крохотному дракону ящерица летала. Люди зло потешались над мастером. Вот мудрец, который обещал удивить весь мир, хотел научить летать человека. Теперь он старый шут. Новые, молодые творцы будоражили умы. Микеланджело, Рафаэль. Но в это время в мастерской Леонардо стоял небольшой женский портрет, который он всегда закрывал тряпицей, когда приходили люди.

Вскоре случилась еще неприятность: папа заказал Леонардо небольшую картину. «Хорошо», сказал мастер. И ушел. Вскоре папе доложили, что Леонардо готовит лак, которым покрывают уже готовую работу. «Никогда ничего не сделает человек, который еще не начав, думает о конце» - сказал папа и отнял заказ. Все. Больше мастеру ни в Риме, ни вообще в Италии делать было нечего. Он принял приглашение французского короля. По дороге во Францию Леонардо заехал в Милан, проститься. Старый монах-доминиканец обрадовался ему. Приятно увидеть давнего знакомого, знавшего тебя в лучшие годы.

Леонардо здесь помнили добрым, хотя и непутевым человеком. Но когда да Винчи спросил про свою фреску, монах смутился… Они прошли двор монастыря и зашли в трапезную. Вот она - Тайная вечеря, его лучшее создание. Но, подойдя поближе, он увидел, отслоившийся кусочек краски. Дальше еще, еще! Вся фреска была в чешуйках. Леонардо понял, что она стала жертвой его эксперимента: он применил тут изобретенный им способ грунтовки стены и новый состав краски, которая позволяла ему работать медленно, с остановками, исправленьями, что при обычной росписи было невозможно. «Мы нагреваем стену, жжем с обратной стороны огонь, - говорил монах, - так осыпается меньше». Леонардо глядел на умирающую фреску. Даже он, со всей своей изобретательностью, не в силах был ей помочь. Он повернулся и тяжело пошел к выходу, оставляя последующим поколениям заботу о своем великом произведении.

 

Загрузка...